Главная / Наука / Яблоки академика Седова. В чём секрет долголетия 88-летнего селекционера?

Яблоки академика Седова. В чём секрет долголетия 88-летнего селекционера?

Трудовой стаж Евгения Николаевича — 66 лет. Ровно такой же и стаж семейной жизни. В 6 утра супруга Зинаида Афанасьевна готовит академику завтрак. Потом он пешком идёт на работу. В 7.00 — уже в своём кабинете.

В город приехал в тапочках

С ранней весны и до поздней осени большую часть времени учёный проводит в экспериментальных садах. Этим летом корреспондент «АиФ» прошагал с Евгением Николаевичем не один километр среди деревьев, увешанных спелыми плодами. Несколько часов на ногах. «А как же возраст?» — от этого вопроса трудно удержаться, ведь спутнику 88 лет. «Быть больным или, наоборот, здоровым можно в любом возрасте», — отвечает он. И вспоминает, как в 17 лет у него отказали ноги.

В 1947 г. Женя Седов, паренёк из городка Павловска, поступил в Воронеже в сельскохозяйственный институт. Приехал летом на вступительные экзамены в рубашке, скроенной из мешка, в котором до этого картошку хранили. И в тапочках. К октябрю тапки развалились. И первокурсник Седов стал ходить на занятия босиком. В какой-то момент ноги распухли, начали болеть. Развился сильный ревматизм, надо было ложиться в больницу, иначе грозило осложнение на сердце. Но в больнице пациентам давали всего 300 г хлеба в день, а студентам — 500 г. И Женя остался болеть в студенческом бараке. Лежал на полу в комнате, где жили ещё восемь человек. Как-то пришёл сокурсник и сообщил, что Седова отчислили. Собрав волю в кулак, Евгений доковылял до института в чужой обуви. Ему предложили взять академический отпуск. Вернуться больным домой к маме, которая и так еле концы с концами сводит? К тому же он вообще не писал ей о своей болезни. Её и так подкосил арест мужа.

«Отец прошёл всю войну, был трижды ранен, награждён медалью „За отвагу“, — рассказывает Евгений Николаевич. — В послевоенное время его назначили директором местной пекарни. А вскоре посадили на 3 года из-за того, что подчинённый, который вёз мешки с сахаром в грузовой машине, забыл накрыть их брезентом. Всё бы ничего — да пошёл ливень, сахар в дороге потёк. За это отца и посадили».

Зинаида и Евгений после окончания института в 1952 г.

Зинаида и Евгений после окончания института в 1952 г. Фото:

И брату, и графу — по яблоку

Несмотря на боль, что продолжала мучить, Женя сдавал зачёты и экзамены. Восстановился. И в институте, и со здоровьем. Болезнь отступила. А Седов, отстояв выбранную им колею кровью и потом, больше с неё не сходил. Увлёкшись в институте селекцией, поступил в аспирантуру НИИ садоводства им. Мичурина. Впрочем, наука не заслонила для него весь остальной свет. Ещё на третьем курсе на соседнем потоке он приметил девушку Зину. Трогательная дружба длилась два года. Будучи аспирантом, Евгений приехал к Зине в Пензенскую область, в село Даниловка, куда её распределили после вуза. Расписались в сельсовете. «Хозяева дома, куда поселили Зину, выпили за наш праздник самогона. А мы пошли гулять».

Домом для их семьи стал Орёл, куда молодого учёного Седова распределили на работу на плодово-ягодную опытную станцию. Этот старейший в России древесный питомник был основан в 1845 г. графом Киселёвым. Граф имел чин генерала, был героем Отечественной войны 1812 г. Военный аристократ имел разносторонние интересы. Он первым в России обратился к императору с предложением развивать плодовые культуры на государственном уровне. В ответ Киселёва назначили заниматься всем сельским хозяйством. А ещё спустя сто лет в России появился сорт яблок «министр Киселёв» за авторством академика Седова. Седов вообще очень благодарный человек: называл сорта яблок в честь своих институтских педагогов, в честь родного брата жены — Виталия Петрова. Это тот самый тренер, под чьим руководством чемпионами по прыжкам с шестом стали Сергей Бубка и Елена Исинбаева.

В богатой коллекции академика есть сорт и в честь самого города Орла — «Орлик». «Когда мы с женой приехали сюда в 1957 г., нам выделили часть деревянного домика. И предложили грузовик, чтобы мы могли привезти свой скарб. У нас тогда уже дочка маленькая была. А вот вещей, которые нужно было бы перевозить на грузовике, не оказалось. Поэтому мы были бесконечно счастливы, что в комнате, куда заезжаем, есть кровать и два стула. Студенческий друг, приехавший нас проведать, всё повторял: «Вы живёте в раю!»

Человек тысячелетия

А на работе, как в шутку говорит академик, он сам себя отправил на добровольную сладкую каторгу: на выведение нового сорта требуется от 20 до 35 лет упорного труда. Многие годы учёный вёл незримую войну с паршой — опасной болезнью, способной погубить до 70% урожая яблок. В новых сортах удалось добиться иммунитета к этой заразе. Справились и с другой задачей — увеличением срока хранения яблок. Теперь зимние сорта спокойно доживают до мая. И самое главное — впервые в мире именно в России была создана серия триплоидных сортов яблони, которые не только устойчивы к парше, но и регулярнее плодоносят в отличие от обычных сортов. «Только обязательно напишите, что это не я один всё создал, — просит академик. — Мы сделали это вместе с кандидатами сельскохозяйственных наук З. Серовой, Т. Янчук, С. Корнеевой, многими другими научными сотрудниками и лаборантами института».

Помимо устойчивости ко всякой заразе селекционера всегда заботили вкусовые свойства плодов. Как-то в 1990-х гг., когда даже мизерную зарплату платили не всегда вовремя, академик Седов оказался на международной конференции в Париже. Скудные суточные потратил… на популярный сорт местных яблок. Хотел попробовать заграницу на вкус. Но в итоге выкинул надкушенный фрукт в урну. До этого он точно знал, что в наших яблоках витаминов больше, а тогда убедился, что и по вкусовым свойствам наши выше. Домой, правда, вернулся без сувениров. И продолжил, как и раньше, даже выходные проводить в любимом саду и за столом в институтском кабинете. Итог — более 50 новых сортов яблок, звание «Международный человек тысячелетия», присвоенное академику в 1999 г. за его научные работы (40 книг и почти 1000 статей в научных журналах). А также включение имени учёного в число 2 тыс. выдающихся интеллектуалов ХХ в.

Неудивительно, что в Орёл, в питомник ВНИИСПК, заказы на саженцы идут со всей страны. А в кабинет к академику открыта дверь и для фермеров, и для обычных дачников. Люди приходят, советуются, ведь яблоневый сад — это то, что достанется твоим детям и внукам. Дело серьёзное! Классическое время посадки саженцев, по словам учёного, — осень (желательно первая половина сентября) и ранняя весна, когда оттает почва.

Сейчас, зимой, у Евгения Николаевича больше кабинетной работы. Учёный пишет статьи, занимается с учениками, передаёт им свою любовь к русскому саду. Молодёжь и прервала наш затянувшийся разговор. Постучав в дверь кабинета Седова, сообщили, что чай накрыт. Бутерброды, печенюшки и — яблоки. За столом собралось несколько поколений. Смеются, улыбаются. Разговоры о приближающейся весне: в феврале надо будет начинать обрезку деревьев, в апреле — посев гибридных семян яблони. Жизнь продолжается. И она прекрасна благодаря таким людям, которые не оставили без своих добрых, любящих рук уникальный яблоневый сад. Не дали ему захиреть и покрыться паршой.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: