Главная / Культура / Художник Василий Нестеренко: письмо недругам России существует в реальности

Художник Василий Нестеренко: письмо недругам России существует в реальности

«Через сцену, напоминающую написанных Репиным «Запорожцев», я попытался передать боевой дух современного российского воинства».

Командировка в Сирийскую Арабскую Республику так вдохновила народного художника России Василия Нестеренко, что из написанных им полотен сложилась выставка «Сирийская земля».

Совершенно секретно

Сергей Грачёв, «АиФ»: — Василий Игоревич, центральная картина вашей выставки «Письмо недругам России» вызвала бурную реакцию в соцсетях. Многие обвиняют вас в плагиате: мол, это же калька шедевра Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Как вы прокомментируете эту ситуацию?

Василий Нестеренко: — Говорить о плагиате можно было бы в том случае, если бы я один в один скопировал позы, мимику, типажи картины Репина. У меня совершенно другая композиция, и в этом легко убедиться, сравнив полотна. 

С другой стороны, я не отрицаю идейную связь своей работы с работой великого русского художника, да и не только с ней. В советское время художник Юрий Непринцев написал картину «Отдых после боя», за которую получил Сталинскую премию и которая своими мизансценами также напоминает полотно Репина. То есть проходят столетия, а тема остаётся актуальной. И это меня поражает. Так что я совершенно сознательно через сцену, напоминающую написанных Репиным «Запорожцев», попытался передать боевой дух современного российского воинства.

Все персонажи картины «Письмо недругам России» списаны с реальных людей. Единственный момент: по соображениям некой секретности нельзя было переносить на полотно лица бойцов со стопроцентной точностью.

Все персонажи картины «Письмо недругам России» списаны с реальных людей. Единственный момент: по соображениям некой секретности нельзя было переносить на полотно лица бойцов со стопроцентной точностью. Фото:

Новая эпоха требует нового языка. Вот я и попробовал новым языком живописи рассказать о том духе, о тех традициях, которые свойственны нашей армии, но только на ином историческом этапе.

— Репин писал своё полотно 10 лет. Сколько времени у вас заняла работа над картиной «Письмо недругам России» и как долго длилась ваша творческая командировка в Сирию?

— На эту работу у меня ушло чуть меньше года, но это ровным счётом ни о чём не говорит. Время сжимается, и современные художники не могут позволить себе трудиться над одной картиной десятилетиями. Васнецов, например, расписывал Владимирский собор в Киеве также 10 лет. В наше время аналогичный храм на Афоне был расписан за год.

Длительность творческой командировки — вещь также не особо значимая. Можно просидеть в той же Сирии год и при этом ничего не увидеть, ничего не услышать. А можно за короткое время увидеть и услышать всё. Важно держать глаза и уши открытыми, что бывает непросто. Художник живёт впечатлениями, из которых именно первые являются самыми яркими. То, что я увидел в Сирии, если говорить просто, — это сирийские варианты нашего Сталинграда времён Великой Отечественной. Люди бывалые говорят, что у них эти разрушенные города вызывают ассоциации с другими странами Ближнего Востока, кто-то сравнивает их с Грозным во время чеченской войны. То есть в истории, увы, всё повторяется. 

С другой стороны, повторяется не только плохое, но и хорошее. И наша армия — это по-прежнему сплочённая, дружная семья. И её боевой дух ничем не отличается от боевого духа армии времён запорожцев или войны с фашистами.

— Фигуры бойцов, которые представлены на ваших картинах, списаны с реальных людей или вы делали какие-то собирательные образы?

— Безусловно, все герои моих работ списаны с реальных людей, которых я встретил в Сирии. Единственный момент: по соображениям некой секретности я не мог переносить на полотна лица бойцов со стопроцентной точностью. 

Осаждённые врагами

— При общении с этими людьми что вас поразило и задело как художника, как человека?

— Меня поразило, что все бойцы, включая самых молодых, имеют за плечами солидный боевой опыт. Практически все прошли не одну горячую точку. Для меня это почему-то было удивительно. Казалось бы, совсем мальчишки, а у них такой боевой опыт, такой запас прочности! 

Приятно поразило то, как смогли эти мальчишки сохранить лучшие традиции русской армии. Я же сам проходил срочную службу в 80-е годы и видел там много негативного. Уже не говорю про 90-е, когда казалось, что вся мощь, все победы нашей армии остались далеко в прошлом. Ничего подобного!

— А вы поняли для себя, что заставляет этих людей вновь и вновь отправляться в горячие точки, рисковать собственной жизнью?

— Любовь к Родине, и это не пустые или громкие слова на публику. Это чувствуется, пусть и не всегда проговаривается. 

Конечно, это ещё и их работа, призвание, то, что они умеют делать. Но эти факторы вторичны. А первична в их мотивации именно любовь к своей стране. И я пытался в своих картинах передать в том числе и это. 

— Возвращаясь к главной картине вашей выставки: если пофантазировать, то письмо, которое пишут наши бойцы в Сирии, по своему посылу, содержанию сильно отличается от письма запорожцев?

— Эти два письма в первую очередь роднит то, что оба они реальны. Письмо запорожцев было написано как ответ на ультиматум турецкого султана, выставленного запорожцам. Оно хранится в одном из музеев Днепропетровска. Письмо, вокруг которого разворачивается сцена моей картины, также существует в реальности. И называется оно именно «Письмо недругам России». Я его видел, читал. Понятно, что, может быть, ещё не пришло время его обнародовать, но оно существует. 

Есть люди, которые в том же Интернете говорят: «А что это бойцы от руки письма пишут? Что, у них ни мобильных телефонов, ни Интернета нет?» Ну это тоже глупость какая-то. Письмо — это же образ в данном случае. Но наиболее сильно действует именно тот художественный образ, который основывается на реальных фактах, событиях. А послание недругам находится в первую очередь в душах людей. 

А наличие недругов, кстати, тоже очень характерно для русского человека. Проходят века, тысячелетия, а мы, к сожалению, по-прежнему окружены силами, которые необходимо сдерживать.

— Что бы вы хотели донести своей выставкой до рядового её посетителя?

— То, что войны при всём своём многообразии во многом похожи. Неважно, кто прав, кто виноват, — важны последствия. Цветущие страны превращаются в груды развалин, становятся выжженной землёй. Это очень страшно. А ещё мне важно было через живописные средства, через образы показать, насколько Сирия напоминает наш Крым, а точнее,  даже конкретно Севастополь. Я это говорю со знанием дела. Сходство поразительное!

— А в чём смысл этого сходства?

— В том, что подобное могло бы случиться и у нас. Но вся эта злоба, агрессия была остановлена на дальних подступах к России. Об этом нужно не забывать и это нужно ценить. И, если мне удастся через свои работы донести это до людей, я буду рад.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: