Главная / История и Люди / Шишкин, картина маслом. Рассказ о том, как человека спас трактор

Шишкин, картина маслом. Рассказ о том, как человека спас трактор

У Анатолия Ивановича Шишкина две жизни. Первая тянулась до 40 лет и была как мутная алкогольная пелена с редкими яркими сполохами. Вторая случилась после и напоминала победную схватку с собственной судьбой.

Единственное, что объединяло обе эти жизни, — «Беларус», трактор, на котором Анатолий Иванович вначале лавировал по краю пропасти, а после примчался к победе. 

Анатолию Шишкину из Ростовской области 69 лет, десять из которых он, лучший тракторист колхоза «Миусский», участвует в гонках тракторов. На счету «пилота» две победы: одна в «Бизон-Трек-Шоу», вторая  на соревнованиях в Крыму. Плюс в его активе множество гонок для души. 

Когда трактористы были в моде

Мы встретились на баштане. Здесь работает «летняя резиденция» Шишкина — у края дороги трактор с кабиной цвета советского кумача, рядом вывеска «Арбузный рай», чуть поодаль, в лесополосе, балдахин, где лучший гонщик района отдыхает, принимает на свой старый кнопочный телефон звонки и думает о жизни. 

— Родился я 8 августа 1949 года — на той стороне, за бугром, — показывает рукой за куцую линию посадки Анатолий Иванович. — Мать на огороде пахала, отец водку пил и коров пас. Я, пацанёнок, пятиклассник, тоже в степи с отцом. Он со стаканом «занимается», а на мне 100 коров. Намучился и дал себе слово: когда вырасту, пить не буду! После школы остался в колхозе. В город мы тогда не рвались — где родился, там и пригодился. Это был 1965 год, тракторы в моде. И вот как сел я тогда на машину с прицепкой, так и по сей день не расстаюсь. Дывысь, какой у меня теперь красавец! 

Хозяин райских кущ машет рукой в сторону трактора, там же, у самой дороги, стоят его дети — Людмила и Виталий. Они торгуют с длинного деревянного стола арбузами, дынями и мёдом. 

— Первый мой трактор — «молдаванский» Т-38. Наедешь по дороге на мелочовку, а он — бзык! — и пошёл трястись. Намучился. Пересел на «Беларуса» — другое дело. Если за ним следить, не трактор получится, а конфетка! В своих машинах я всё делаю сам, потому что чувствую — где стучит, где идёт не очень. Начну искать, что не так, и нахожу. Перед соревнованиями на новой машине надо отъездить месяц, чтобы понять её душу, прочувствовать, что она может выкинуть. Это как с человеком: хочешь узнать — поработай с ним в полевых условиях, — ведёт меня к «Беларусу» Шишкин. Любовно тянет за ручку дверцу, разглаживает на сиденье плюшевую накидку, поправляет вентилятор и протирает ладонью приборную панель. 

— Ни разу в жизни не пожалел, что остался в колхозе. Приезжали знакомые — с институтскими значками на пиджаке, хвастались, что в городе они большие люди. И что? Я за день делал три нормы! В пылюге, в жарюге, рот ошмётками от пшеницы забит — вот это моё счастье. Сейчас смотрю телевизор — пенсионеров показывают, одна говорит: я в 57 лет только поняла, что такое жизнь. А что она раньше делала? Я эту жизнь всю видел — и чёрную, и белую. Только 1987-1989 годы не помню почти. Пил по-чёрному. Горбачёв, сухой закон — пили все, а я — как в последний раз. И п­ьяного за рулём тогда увидеть — норма. Один столб тянет, другой перевернулся. Сейчас уже такого нет. На каждом углу менты, поймают — давай права или 50 тысяч. Вот это сухой закон. Ну залазь, поедем. 

Фото: / Светлана Ломакина

«Не зря живу»

Я лезу. В кабине чисто, пахнет машинным маслом и дынями. Гонщик Шишкин нажимает на кнопки, тянет рычаги, проворачивает руль, машина мягко трогается, а потом, как мне кажется, взлетает над колдобинами. 

— Вы начали гонку? — перекрикиваю шум мотора. 

— Нет! Это ж не гоночный — рабочая лошадка. 28 лет трактору, но я за ним ухаживаю, как за женщиной, едет как по маслу. 

Масло у нас с Анатолием Ивановичем, видимо, разное — у меня художественное, у него машинное. Поэтому я подлетаю головой к потолку и хватаюсь за поручни, а Шишкин чув­ствует себя вполне комфортно и рассказывает свою историю дальше: 

— Жена моя вторая — с первой быстро разошлись — умерла от пьянки в 40 лет. И я по той же дороге шёл. Помню, утром подхожу к зеркалу, трясусь весь — и себя не узнаю. Что ж ты наделал, Толя?.. Закодировался. Как бросил пить, сразу пошёл в гору. В начале пятого утра вставал, со звёздами ложился. Меня в пример ставили: можешь, как Шишкин? А никто не мог 50 гектаров засеять. Выйду на край поля, гляну на пахоту и удивляюсь, сколько сделал. Думал, что не зря живу. Той мыслью и спасался. 

На лысом пятне размером два на два метра Анатолий Иванович совершает манёвр, и мы разворачиваемся на 180 градусов. Я вытираю испарину, «пилот» смеётся. 

— Случайно попал на гонки. Мне тогда было уже 59 лет, у нас на «Бизон-Трек-Шоу» (единственная в России гонка тракторов. — Ред.) искали участников. Смотрели молодых, а я сам вызвался, потому что знаю про этих железных коней всё. Председатель удивился, но согласился. Прибыл я на место, а там молодняк один. Смеются: дед да дед. Подкалывали. Но это до гонки. А когда вышел в финал, Дед — уже стало прозвищем, уважительно. Я на той гонке занял второе место. Мог бы и первое, но у пацана, который выиграл, коробка была переделанная. Это его спасло. Потом я победил в Крыму — там равных не было. Участвую в гонках уже 9 лет — нравится мне это дело. 

Мы припарковались у прилавка с арбузами. Анатолий Иванович жалуется, что в этом году торговля идёт туго. И с урожаем беда — два дождя ещё по весне, а потом выжигающее солнце. Если раньше на поле ногой ступить было некуда — обязательно упрёшься носком в тугой полосатый кругляш, то теперь от одного арбуза до другого надо ещё дойти. Уродились только у тех, кто выращивал под плёнкой и с прикормками. Шишкин на такое не идёт — радеет за качество.

— Слово «рай» на вывеске надо заменить на «ад», — рассуждает он. — Хорошо, что дети взрослые, кормить уже не надо. У всех квартиры свои, машины. Деньгами, когда могу, помогаю. Жена у меня хорошая, экономная, жаловаться грех. 

Колхозный «пилот» женат уже в третий раз. И хоть ему скоро 70, супруга Светлана всё так же волнуется, потому что характер у Анатолия Ивановича живой — во всех отношениях. Только на трактор и надеется.

— Люди наши тоже ждут праздника. Раньше был День колхозника, День села, Праздник урожая. Теперь ничего. Я люблю, чтобы всё красивое было, чтобы работало как часы. Сейчас знаешь, какие трактора пошли? За ними на старом «Беларусе» не угонишься. Есть у меня мечта — отметить своё 70-летие на гонках. Если найдётся человек — даст мне хорошую машину, то я выжму всё, что природой заложено. И из себя, и из трактора. Честное трактористское даю — или честное дедовское. Это уж кому как больше нравится. Но верить мне можно.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: