Главная / История и Люди / Чужая мама. Суррогатная мать передумала отдавать детей настоящим родителям

Чужая мама. Суррогатная мать передумала отдавать детей настоящим родителям

Суррогатная мать передумала отдавать двоих детей биологическим родителям. Уже восемь месяцев она сама растит малышей и не позволяет настоящим маме и папе даже видеться со своими сыновьями.

Сергей и Марина Фроловы уже восемь месяцев не могут воссоединиться со своими детьми. Сразу после рождения сыновей супружеской пары забрала себе суррогатная мать, Татьяна Суздалева. Женщина не позволяет настоящим родителям даже видеться с малышами и не собирается отдавать мальчиков в семью. По словам Суздалевой, за время вынашивания она «прикипела» к детям, и теперь считает их своими. Сергей и Марина в отчаянии. Разлука с малышами убивает их, ведь они пытались завести детей более 20 лет, и суррогатное материнство было их единственным шансом на чудо. Хотя суд первой инстанции вынес решение о том, что младенцев нужно вернуть биологическим родителям, суррогатная мать не торопится это делать: Суздалева подала апелляцию, и теперь процесс может затянуться на долгие месяцы. «Нам очень тяжело, — признаётся Сергей. — Невыносимо представлять, как чужие люди воспитывают наших детей, берут их на руки. Если мы не сможем забрать своих ребят домой, как жить дальше?»

Шанс стать родителями

Петербуржцы Сергей и Марина Фроловы поженились более 20 лет назад. Супруги мечтали о детях и планировали завести ребёнка сразу же после свадьбы, но долгожданная беременность так и не наступала. Муж и жена испробовали все методы, включая ЭКО, пока, наконец, врач не сказал Фроловым, что их единственный шанс стать родителями — суррогатное материнство. В 2015 году супруги обратились в специальное агентство, заключили договор и стали ждать. Вскоре Фроловым прислали анкету женщины, готовой выносить их ребёнка. «Татьяна нам понравилась, — вспоминает Сергей. — Довольно милая блондинка, замужем и с двумя детьми, живёт тоже в Петербурге. Хотя ей было на тот момент 35 лет, это нас не смутило: опытная женщина должна была понимать, на какой шаг она идёт».

Сергей и Марина женаты уже больше 20 лет.

Сергей и Марина женаты уже более 20 лет. Фото:

В октябре суррогатной матери подсадили двух эмбрионов. Процедура прошла успешно, и Фроловы узнали радостное известие: спустя 20 лет надежд и ожиданий они наконец-то станут родителями! Сергей и Марина захотели познакомиться с женщиной, которая сделает их самыми счастливыми на свете, но в агентстве отказали: не положено, да и сама Суздалева не хочет обнародовать своё интересное положение. Фроловых убедили, что беспокоиться не стоит, ведь беременность протекает нормально, и договор уже подписан. По его условиям, Фроловы должны вносить суммы, которые тратились на процедуры, лекарства и ежемесячные пособия на всём протяжении беременности. За роды Татьяна получала 750 тысяч рублей, а, если беременность оказывалась многоплодной, ещё 250 тысяч сверху.

Через несколько месяцев Фроловы узнали, что оба эмбриона прижились, и у них будет двойня: двое сыновей! Сергей и Марина обрадовались. Они подсчитали, что дети должны были появиться на свет в середине июля, ко Дню святых апостолов Петра и Павла: этими именами они и решили назвать сыновей. Счастье было недолгим. В день, когда Татьяне должны были делать скрининговое УЗИ, женщина пропала и перестала выходить на связь с агентством. Позже сотрудникам агентства всё же удалось дозвониться до Татьяны. Сурмама стала настаивать на редукции, то есть умерщвлении одного из плодов. Услышав, что это невозможно, потребовала встречу с родителями детей, и агентству пришлось согласиться на условия женщины.

Родила и решила не отдавать

9 июня Сергей Фролов увиделся с Татьяной и её юристом. Суздалева сразу заявила, что хочет получить от них гораздо больше денег, чем было прописано в договоре. «Она очень долго рассказывала о том, как плохо к ней относились в агентстве и в клинике, — рассказывает Сергей. — Жаловалась, что её унижали, грубо обходились. А потом сказала, что хочет 750 тысяч за каждого ребёнка, оплату санитарно-курортного лечения и больничного, и ещё потребовала наказать всех сотрудников, с которыми общалась. Если мы не соглашались на такие условия, она хотела отдать нам только одного ребёнка, а второго оставить себе».

Сначала Татьяна хотела получить с родителей большую сумму, а потом передумала.

Сначала Татьяна хотела получить с родителей большую сумму, а потом передумала. Фото предоставлено агентством «Спарта»

Разумеется, требования женщины были неприемлемыми, и стороны так ни о чём и не договорились. С тех пор Татьяна пропала окончательно. Её телефон не отвечал, а в клинике, сотрудничающей с агентством, женщина больше не появлялась. В агентстве признались Фроловым, что за время беременности суррогатная мать 4 раза сменила место жительства. В середине июля Татьяна дала о себе знать. Её адвокат, Игорь Абалов, позвонил в агентство и сообщил, что месяц назад, на 4 недели раньше срока, Татьяна родила двойню. Мальчиков Суздалева решила оставить себе. Она записала малышей на своё имя, назвала их Александром и Арсением и общаться с настоящими родителями детей больше не собиралась. Через своего юриста Татьяна попросила агентство и Сергея с Мариной оставить её в покое, а о детях забыть.

Фроловы пытались завести ребёнка сразу после свадьбы.

Фроловы пытались завести ребёнка сразу после свадьбы. Фото:

В договоре на этот случай были предусмотрены два варианта. Фроловы могли пройти через повторное суррогатное материнство, теперь уже бесплатно, или же агентство соглашалось представить все необходимые документы для разбирательства в суде. Для супругов о новой суррогатной матери не могло быть и речи. «Как можно спокойно жить дальше, зная, что твои дети находятся в чужой семье? — удивляется Сергей. — Это наши родные сыновья, мы их любим!»

Встречи на несколько секунд

В агентстве вычислили адрес проживания Суздалевой. Чтобы просто посмотреть на детей, Фроловы пошли в ближайшую к дому Татьяны детскую поликлинику. Им повезло: в тот день суррогатная мать с новорождёнными пришла к врачу. Сергея Суздалева уже видела раньше, а его супругу — нет. Марина подсела к суррогатной матери в очереди в кабинет и, сдерживая рыдания, молча и безотрывно смотрела на своих кровиночек, которых даже не могла обнять. Так прошла первая встреча матери и детей.

Татьяна показалась Фроловым надёжной и хорошей женщиной.

Татьяна показалась Фроловым надёжной и хорошей женщиной. Фото:

С тех пор супруги начали приезжать к дому Татьяны на Васильевском острове и часами ждать около парадной, когда Суздалева выйдет на улицу погулять с их сынишками. Так родители могли хотя бы посмотреть на лица своих детей в коляске. Татьяне это быстро надоело, и при виде Фроловых женщина начинала громко кричать. Сергей с Мариной были вынуждены держаться на расстоянии, чтобы сурмама своим криком не напугала малышей. «В сентябре Марина приехала к ней, просто чтобы поговорить, — рассказывает Сергей. — Татьяна выгнала её. В другой раз мы с женой сидели в автомобиле около парадной, когда муж Суздалевой, Дмитрий, выскочил с битой и стал стучать по машине. А однажды он чуть ли не гонялся за Мариной по всей 5 линии».

В агентстве поддержали биологических родителей и предоставили в суд все необходимые документы. «За десять лет нашей работы тысячи супругов стали счастливыми родителями, — говорит руководитель агентства суррогатного материнства «Спарта» Анна Жеравина. — Подобный случай — первый в нашей практике. Мы до сих пор не можем понять, почему так произошло. Видимо, у Суздалевой сразу были какие-то планы на дополнительную прибыль».

«Дети принадлежат Татьяне!»

Фроловы обратились в суд, но сразу понимали: бороться за своих детей придётся долго и непросто. Согласно закону, суррогатная мать имеет право оставить чужих детей себе, если захочет. Даже в том случае, если она не выполнила условия договора с агентством или биологическими родителями. «Закон у нас неоднозначный, — подчёркивает адвокат Фроловых Ксения Иванова. — Мы поставили вопрос об установлении отцовства и материнства. Мои доверители могут быть признаны родителями детей: это соответствует нормам международного права. Но есть и Семейный кодекс, который говорит о том, что генетические родители могут быть записаны в качестве таковых только с согласия суррогатной матери. Таким образом, пары, которые вступают в программу суррогатного материнства, могут остаться и без денег, и без детей».

Только на суде Сергей и Марина смогли узнать дату рождения своих детей: 18 июня. Тогда же выяснилось, что во время беременности Суздалева развелась со своим мужем, но продолжает жить с ним под одной крышей и носить обручальное кольцо. Бывшие супруги не скрывали, что развод был фиктивным, но заявляли, что с рождением детей это никак не связано. В эти слова верится с трудом: теперь Татьяна получила статус многодетной матери и имеет право на различные субсидии и улучшение жилищных условий. Сейчас семья Суздалевых — Татьяна, её муж Дмитрий, двое их общих детей и двое сыновей Фроловых — ютятся в тесной комнате коммунальной квартиры. Сама суррогатная мать не даёт никаких комментариев журналистам, но её адвокат заявляет, что женщина не преследует никаких корыстных целей. «Татьяна привязалась к детям ещё во время беременности, — говорит юрист Игорь Абалов. — Можно понять биологических родителей, но, согласно 52 статье Семейного кодекса РФ, родившиеся дети принадлежат Татьяне. Она устала от повышенного внимания и хочет спокойно воспитывать своих детей».

«Мы ждём, когда наши ребята будут дома»

Суд первой инстанции вынес решение в пользу Фроловых, но Суздалева решила не отступать: она подала апелляцию. Теперь дело может растянуться на длительный срок. Городской суд уже дважды откладывался. Рассмотрение дела намечено на 21 февраля, но и сейчас очевидно, что сурмама так просто не отдаст детей, даже если проиграет суд. Тем временем малышам, которых Фроловы продолжают называть Петей и Пашей, исполнилось по 8 месяцев. Совсем скоро мальчики произнесут первые слова и будут учиться ходить. Всего этого настоящие родители могут так и не увидеть.

Сергей и Марина не могут гулять с сыновьями на детской площадке.

Сергей и Марина не могут гулять с сыновьями на детской площадке. Фото: / Яна Хватова

«В отличие от Татьяны, мы в первую очередь думаем о детях, — говорит Ксения Иванова. — Если бы она действительно испытывала чувства к детям, то неужели бы она не отдала их родным маме и папе? Малышам однозначно будет лучше в родной семье. Всегда можно найти выход: если она на самом деле так привязалась к детям, то можно было бы дружить семьями, например. Её поступок доказывает, что никакой любви к родившимся малышам у неё нет».

Для самих же родителей мальчиков, Сергея и Марины, жизнь превратилась в настоящий ад. Каждый день — слёзы, мучительные размышления и долгие ожидания у чужой парадной в надежде хотя бы несколько секунд посмотреть на своих детей. Фроловы верят в то, что суд вынесет справедливое решение, и малыши будут называть «мамой» и «папой» настоящих родителей, а не чужих людей. «Я дико переживаю, а про свою жену вообще молчу, — вздыхает Сергей. — Мне больно смотреть на Марину, мать, у которой отобрали детей. Мы очень ждём, когда этот ужас закончится, и наши ребята будут дома, с нами».

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: