Главная / История и Люди / Больше, чем мамы. Спасая своих детей, они помогают и совершенно чужим людям

Больше, чем мамы. Спасая своих детей, они помогают и совершенно чужим людям

Их много таких, к сожалению. Тех, кто надеялся: мой малыш, который вот-вот родится, будет самым счастливым. Но вместо счастья получали беду.

И находились среди них те, которые не сломались. Они смогли не только стать счастливыми сами, но и помочь другим – не отчаяться, не опустить руки.  

Право на лучшую жизнь

Семье Резахановых, где родились сиамские близнецы Зита и Гита, «АиФ» помогал несколько раз.

«Откажись от них!»

Тогда был 1991 год, падение Союза. Сейчас здесь, в ближайших к Бишкеку селениях, пейзаж почти не изменился. Те же «жигули» на дорогах, те же чабаны на обочинах, та же нищета. Именно из этой точки (единст­венный телефон на всю округу на бензозаправке. Фабрики закрыты. Чтобы выжить – челночишь или продаёшь. Покупаешь семена капусты –продаёшь кочаны, покупаешь телят – продаёшь бычков, и так десятилетиями. Руки вечно обветрены, двор – в выпущенных кишках уток, выращенных на прокорм) лезгинка Зумрият, по-русски Зоя, мама сиамских близнецов, родившихся в селе Джанги-Джер, смогла добиться, чтобы её девочек разделили. «Как-то я встретила свою старенькую учительницу. В детстве она случайно задела меня линейкой, рука болела, она просила у родителей прощения… Тогда, в автобусе, она сказала: «Я знаю, что ты сделала, видела по телевизору». Взяла мою руку и поцеловала место удара».

«Пауков двухголовых родила!» – шептали в октябре ­1991-го. «Откажись от них – твоему сыну никто невесты не даст!», «Да просто придуши подушкой!» Девочки оставались в больнице, молоко не пришло, но каждую ночь Зоя просыпалась – жгло в груди, хотелось кормить… «Я сама была почти ребёнком, дома были ещё двое маленьких детей, и рядом не было никого, кто бы поддержал, дал надежду. И я оставила Зиту и Гиту. Но поклялась, что вернусь и спасу».

Ей потребовалось 11 лет.

Мир сжался в кулак и зам­кнулся на диске телефонного аппарата. Зоя обзвонила полпланеты, обошла все московские больницы, послала тонну писем. «Как ты, сволочь, можешь улыбаться, когда они там одни? Как можешь есть, когда им голодно? – говорила себе. – Уйду к сеновалу, вцеплюсь ногтями в землю и вою». Девочки в это время жили на специально сконструированной для них кровати в Беловодском детском доме. «Главным нашим мучителем был Кайратик… Это из-за него мы однажды попали в больницу с воспалением кости в нашей общей, третьей ноге», – вспоминает Гита. Мы сидим в их с Зитой комнате, в которой сестра умерла 3 года назад. Одна в своём теле. Наутро едем в Беловодск.

Из железных ворот детского дома выбегает молодая женщина, рыдая, обхватывает себя руками. «Вот и я такая была, – вспоминает Зоя. – Мы с мужем Рашидом приезжали, как только могли наскрести денег на дорогу, привозили арбузы со своего огорода, конфеты для всех детей». Группа ползающих «Ёжики». Воспитательница, учившая Гиту и Зиту читать, держит на руках 16-летнюю девочку размером с новорождённого: «Улыбаемся, дети, улыбаемся! Руки изо рта!» Хрустальные дети, дети на колясках, дети, проводящие жизнь на полу… Алихан, трёхлетний и нежный, ножки бессильно волочатся за ним, подползает к Зое и, пятясь попкой, залезает к ней на колени. «Дети, не обижайтесь на своих родителей! Значит, им туго пришлось…» – пытается не заплакать Зоя. Алихан берёт Зоину руку в свою и прижимает её ладонь к своей щеке.

«Сошьём вас обратно!»

«Когда нам было 10 лет, Зита начала умирать, – рассказывает Гита. – Нас опять положили в больницу. Она была без сознания, и я понимала, что скоро умру вместе с ней. Тогда я сняла с Зитульки кислородную маску и стала пытаться накормить, спасти… В тот раз её откачали. А я вцепилась в маму: «Ищи врачей! Ещё лучше ищи!»

И Зоя наконец их нашла.

Спустя 11 лет девочек разделили в Филатовской больнице в Москве. Высококлассного, не побоявшегося огромного риска хирурга, профессора Разумовского помогла найти телеведущая Елена Малышева.

«Я вышла из наркоза первая, откинула одеяло: Зитки нет, – вспоминает Гита. – На соседней кровати кто-то лежал, но я не узнала Зиту, решила, что она умерла. И закричала…» Зита прожила после операции 13 лет. А Гите сейчас 27. «Ещё год я чувствовала Зиту у себя. Как будто щипало в боку…»

Уже через 3 дня после разделения сиамские близнецы опять хулиганили. «Так, что медсёстры даже грозились: «Сошьём вас обратно!» Для Зиты и Гиты начиналась настоящая жизнь и большая слава. Резахановым указом президента было присвоено российское гражданство – за материнский подвиг. А для мамы Зои продолжился путь огромного сердца, которое теперь могло уже болеть не только за дочерей.

Учит любить жизнь

Девочки ещё долго рисовали себя в одном теле, с тремя ногами на двоих. Играли в «дочки-матери» и в «больницу», связывая двух барби и отрывая им лишнюю ногу… Старшая сестра Залина забеременела, а Гите и Зите завести семью было не суждено. Девушки в селе танцевали на свадьбах, а им оставались их покорёженные тела. «Мы не хотели тогда жить… Нас же разделили! Почему же до сих пор больно!» От обиды лупили Залину по животу костылями…

А потом Зита начала опять умирать. В московской больнице. «Ей было очень больно – и нечем помочь. Она устала бороться и попросила: «Отвези меня домой…» В один из тех страшных дней я ехала в метро и думала, как мне среди этой толпы одиноко! Ведь никто не догадывается о моём отчаянии… После Зитиной смерти однажды я встретила у нас в магазине старушку. Впереди был Новый год, все набивали сумки. А у неё в авоське лежало два куриных крылышка. Я вспомнила своё одиночество среди людей. Накидала в корзину продуктов и оставила для неё на кассе. И с тех пор так делаю, когда вижу кого-то в нужде».

«Сейчас я понимаю, в чём смысл нашей с Зитой жизни, – говорит Гита. – И маминой тоже». В Ошском медресе, где Гита Резаханова одна из лучших учениц, её называют Гита-эдже. Учительница. Победительница конкурсов, «девочка, которая учится 23 часа в сутки», хохотунья Гита учит любить жизнь. «Ты рыдаешь: мама не купила тебе смартфон! А мне тогда что делать?! Жизнь прекрасна просто потому, что она есть!»

Гита у своего дома, январь 2019 г.

Гита у своего дома, январь 2019 г. Фото: / Полина Иванушкина

«С болью растёт душа», – говорит Зоя. Ей пишут со всех концов Евразии. Те, кто блуждает во тьме сомнений и горя. Все, кому светит пример Зоиного бесстрашного сердца. Как-то один из министров здравоохранения Киргизии сказал: «Я ничем не могу помочь сиамским близнецам. Но я хочу пожать руку этой мужественной женщине!» «Дух матери перешёл к дочерям», – говорит сейчас бывший пресс-секретарь министерства Елена Баялинова и берёт Зоины руки в свои: «Они вечно обветрены…» Во время беспорядков, что случились в Киргизии в начале 2010-х, одному офицеру оторвало ногу, он не хотел жить – Зоя привела к нему в больницу дочерей, каждую без ноги. «Его жена сказала, что после нас он впервые улыбнулся». Баялинова набирает номер этой семьи: оказывается, недавно родили дочку. Даже сейчас, когда здоровье Гиты ухудшилось и нужно лететь в Турцию на обследование, Зоя не оставляет хлопот о тех, у кого нет сил надеяться. Как делала это всегда. То пробивала отопление для одинокой замерзающей русской старухи, то искала день­ги, чтобы оплатить похороны умершего русского мальчика, то коляску для не ходячего киргизского ребёнка, то ночлег для оказавшегося на улице известного бишкекского деятеля культуры… Но главное её дело – центр имени Зиты Резахановой «Право на лучшую жизнь» – единственный такой в их сельской местности.

«Мы даже не знали, что у нас столько детей с инвалидностью! Каиргуль оказалась моей соседкой через огород, но я только сейчас это узнала!» – говорит педагог Зарина Бекчанова. В выходные безгласая Каиргуль приходит к центру и молча гладит его дверь. Здесь больные дети и их раздавленные горем матери нашлись – и оказались нужными друг другу, чтобы вместе учиться, отмечать праздники, плакаться в жилетку, не прячась от людей. «Открыли спортивный зал, запустим класс компьютерной грамоты для пенсионеров, – тараторит Зоя. – Ещё мечтаю, чтобы выделили соседнюю комнату – сделаем спальню, и дети смогут оставаться на целый день, а мамы даже выйти на работу! Мечтаю об автобусе, чтобы из дальних аулов привозить забытых детей…»

Право на лучшую жизнь. Право, которое отстояла для своих и для чужих Зумрият Резаханова, оплаченное по высшей мерке. Право человеческой надежды.

Нужно объединяться!

Опыт московских родителей – пример того, что и сложнейшие проблемы разрешимы.

– Много лет назад, когда моя дочь по­шла в коррекционную школу, я поняла: одному человеку под силу решить лишь частные проблемы, а чтобы решить системные, нужно объединяться, – говорит Юлия Камал, председатель Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов (МГАРДИ). – Родителей, сопровождавших каждый день своих детей на занятия, было много (о тьюторах тогда даже не слышали), и мы объединили усилия для помощи нашим детям. С самыми активными членами инициативной группы мы вместе до сих пор. Мы объединились, и это помогает вести результативный диалог с различными ведомствами.

Мы, родители особых детей, многое испытали на себе, мы стремимся изменить жизнь наших семей в лучшую сторону, а поэтому являемся инициаторами позитивных изменений и во всём обществе. Так, наша ассоциация обратилась к мэру Москвы с предложением повысить выплаты по уходу за детьми-инвалидами и молодыми инвалидами до 23 лет. Эта проблема была решена. И уже год, как вместо 6 тыс. родители получают 12 тыс. руб. Появилась и новая выплата – 10 тыс. руб. на комплект школьной одежды. Партнёр и учредитель нашей ассоциации региональная общественная организация «Яблочко» создала проект с тренировочными квартирами. Молодые люди 18–35 лет, имеющие психофизические нарушения, учатся вести самостоятельный образ жизни. Многие из них на колясках, кто-то имеет поведенческие, интеллектуальные нарушения. Тем, кто растёт под опекой своих близких, непросто освоить самостоятельное проживание. А в этих тренировочных квартирах они обучаются вести домашнее хозяйство, взаимодействовать с учреждениями (например, с банками), ходить в магазин, организовывать свой быт.

Правительство Москвы поручило нам вести проект комплексной реабилитации в Крыму для ребят с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. В него входят медицинская и социальная реабилитация, реабилитация методами адаптивного спорта.

Сейчас широко обсуждается закон о распределённой опеке, он позволит людям с инвалидностью, находящимся в психоневрологических интернатах, получить внешнего опекуна. Принята Концепция ранней помощи – комплексная межведомственная и междисциплинарная помощь детям с проблемами в развитии на самых ранних этапах. Всё это результат работы общественных организаций. Было бы здорово распространить это и в регионах.

Подарить немножко счастья

Первая реакция человека, узнавшего, сколько у супругов Ефановых из Липецкой области детей, – шок.

Они воспитывают 22 ребёнка, 15 из которых приёмные. У супругов уже были три дочки – Соня, Анечка и Ульяна, когда в их семье появился Вова.

– Я лежала с девочками в больнице, а рядом с нами лежал мальчик лет восьми. Всё время один. Оказалось, что Вова из дет­ского дома. Мне стало его жалко, – рассказывает Валентина. – Начали мы его подкармливать, приглашали вместе гулять, а потом взяли к себе на лето. Помню, как после очередных каникул привезли Вову обратно в детдом: будто отдаём родного ребёнка. Так и не смогли расстаться.

В детском доме у Вовы осталась подружка – Эля. Она так по нему скучала, что вскоре супругам пришлось забрать и её. Потом разыскали Вовину сестру – Вику. За это время у самих Ефановых родились ещё Мария, Тихон и Николай.

– Мы и не думали больше никого брать. Но как-то нам позвонили из опеки, сказали, что есть трое детей. У них тяжело заболела мама, ребят собирались отдавать в детский дом. Поехали знакомиться, – вспоминает Валентина. – Воспитатели предупреждали, что дети замкнутые, неразговорчивые. Но мы только вошли, Марк сразу к нам на руки залез, Гена начал песни петь, Аля – стихи читать. Через неделю они приехали к нам в гости и остались навсегда. Каждый год в семье прибавлялось по три-четыре ребёнка. Сначала их было 9, а теперь 22. Самому младшему – Мише – 2 годика. Самому старшему – Сергею – 19 лет. 

Глава семьи работает водителем – возит на автобусе паломников по святым местам. Валентина подрабатывает в церкви, но большую часть времени проводит дома. Большое подспорье – своё хозяйство: барашки, поросята, огород. Остальное приходится покупать. Продукты берут мешками. Но на трудности супруги не жалуются. Они рады, что в их жизни всё сложилось именно так.

– Если мы подарили кому-то немножко счастья, любви, значит, не напрасно живём, – говорит Валентина.

У родителей ещё и время на свои увлечения остаётся. Валентина поёт в церковном хоре. Сергей занимается резьбой по дереву, делает скворечники и кормушки. Его хобби со временем переросло в целый социальный проект, задача которого – научить ребятишек из интерната делать что-то руками, работать в команде.

Обитатели «Планеты друзей»

Наталья Мишенина из Омска и предположить не могла, какое испытание приготовила ей судьба.

Её младший ребёнок родился с диагнозом «синдром Дауна». Врачи разводили руками: такое не лечится. Ближайшая перспектива – реабилитация и адаптивная школа. Дальше в будущее Наталья не заглядывала – страшно.

А ей так хотелось дать сыну как можно больше, чтобы он рос счастливым, не был беспомощным. Так появилась цель – получить второе образование в области социальной педагогики и дефектологии. Позже выяснилось, что Наталья в своей беде не одинока – в городе много детей с синдромом Дауна и всем нужна помощь. Получив диплом дефектолога, Наталья в 2008 г. организовала Даун-центр, собрав в нём специалистов, детей, нуждающихся в реабилитации, и их родителей. Ребятишки под руководством волонтёров постигали мир, учились готовить, общаться, создали даже свой театр.

Центр оказался востребованным – в него стали обращаться родители не только «солнечных» детей, но и малышей с расстройствами аутистического спектра. А спустя несколько лет он был переименован в Омскую региональную общественную организацию инвалидов «Планета друзей» – в помощь родителям, в семьях которых растут особые дети. И неважно, какие у кого диагнозы, – Наталья и её команда готовы помочь всем, обратившимся за помощью. Сегодня «Планета друзей» – это три выпущенные книги и более 25 реализованных проектов, швейная мастерская «Добрый челнок» и пр.

Здесь получают квалифицированную помощь на базе центра коррекции, развития, сопровождения и реабилитации несколько сот человек.

Научить ребят… жизни

Многодетная мама из Пензы создала три уникальных проекта.

Главным своим капиталом Мария Львова-Белова, смеясь, называет пятерых собственных детей и четверых приёмных. В январе 2016 г. за вклад в развитие благотворительности Мария была удостоена награды им. Князя Владимира.

Несколько лет назад они с мужем создали фонд. Помогали отказникам, а когда те подросли, стали курировать их в детских домах. Как-то в интернате для детей с физическими недостатками Маша спросила одного мальчика: «А что же дальше?» Мальчуган ответил: как и остальные, он отправится в дом престарелых. Но стареть раньше времени ему не хочется. И, шмыгнув носом, прошептал, что покончит жизнь самоубийством. Тогда Маша вместе со своим давним другом – социальным педагогом, председателем московского фонда «Фостер Форсайт» Алексеем Газаряном решила создать что-то вроде коммуны для нескольких инвалидов-колясочников. Но разразился кризис, спонсоры сказали: «Извини…»

Обмануть ожидания ребят она не хотела, а обивать бесчисленные пороги в поисках других спонсоров уже не могла: была на пятом месяце беременности, ждала своего четвёртого малыша. Мария собрала будущих квартальцев, пригласила священника, и все вместе помолились. «Хотите – верьте, хотите – нет, но помощь в итоге пришла», – вспоминает она. Так на свет появилась коммуна «Квартал Луи» – одноэтажный дом, перестроенный так, чтобы в нём могли свободно перемещаться люди в инвалидных колясках. Это мир, который помогает квартальцам стать такими же, как все. В коммуне сущест­вуют правила, обязательные для выполнения, – адаптация, учёба, труд.

После открытия «Квартала Луи» Маша поняла, что нужен ещё один дом – для людей с тяжёлыми формами инвалидности, которых будут сопровождать кураторы. И в 2017 г. появился «Дом Вероники».

А сейчас идёт работа над третьим проектом – арт-поместьем «Новые берега», где инвалиды смогут жить абсолютно самостоятельно.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: